Папиросы Герцеговина Флор

Герцеговина Флор

Главный секрет любимого табака Сталина

«Герцеговина флор» – прославленная марка советских папирос. Табаком, выпотрошенных из этих папирос, Сталин набивал свою трубку. Тот факт, что «вождь народов» предпочитает именно «Герцеговину флор» очень способствовало популярности марки.

На самом деле папиросы эти не совсем советские, марка появилась ещё до революции. «Герцеговина флор» выпускалась в Москве на фабрике «С. Габай», которая позже превратилась в «Яву».

По названию очевидно, что табак должен вести своё происхождение из Герцеговины.

Папиросы «Герцеговина флор» Mr.kombrig, CC BY-SA 3.0

Табак из Любине

Как-то раз краем уха я услышала, что для московской фабрики закупали табак, произведённый в окрестностях Любине. Любине – крохотный городок, затерянный в карстовых пустошах южной Герцеговины, где-то между Требине и Столацем. Там, действительно, с 17-го века выращивают табак, а в конце 19-го века он стал главной сельскохозяйственной культурой Любине.

Откупная станция в Любине, построенная австро-венграми Елена Арсениевич, CC BY-SA 3.0

Есть в Герцеговине и другие места, подходящие для выращивания табака, такие же сухие и солнечные, но любиньский табак особо уважаем ценителями.

Герцеговина флор? Нет, не слышали!

Я ожидала, что в Любине каждый встречный на вопрос о «Герцеговине флор» будет радостно кивать, мол, да, знаю, это любимый табак Сталина. Ничего подобного!

Если о Сталине местные жители ещё кое-как наслышаны, то о сорте «герцеговина флор» никто не имеет понятия. Есть «высокий герцеговац», есть «низкий герцеговац», есть «равняк», есть современные индустриальные сорта. «флор» тоже есть, но, оказалось, это не сорт.

Сушка табачных листьев Елена Арсениевич, CC BY-SA 3.0

Тайна «Герцеговины флор»

«Флор» – это табак, получаемый особой обработкой. У табачных листьев удаляют черешок и все жилки, на профессиональном языке «корень и нити». Остаётся нежная ткань листа , которую нарезают тончайшими полосками.

Технология трудоёмкая, и «флор» самый дорогой из всех герцеговинских табаков. Если обычный табак на селе можно купить по 7-10 евро за килограмм, то флор продают и по 40 евро.

Машинка для резания табака Елена Арсениевич, CC BY-SA 4.0

Ценители говорят, что аромат этого табака неповторим, а дым нежен.

Как видите, «вождь мирового пролетариата» не был чужд мирских удовольствий. Но почему трубка?

Есть версия, что курить элитные буржуйские папиросы было не к лицу главному коммунисту страны, но и отказываться от любимого сорта он не хотел. Трубку в те времена курили многие, это было демократично. А что внутри не дешёвая махорка, а табак самого лучшего качества, всё равно никто не знает.

Курительная трубка Joe Haupt, CC BY-SA 2.0

А что сейчас?

Папиросы «Герцеговина флор» выпускаются до сих пор. Правда, сомнительно, что эта марка имеет что-то общее с Герцеговиной кроме названия. Во-первых, табачная индустрия переживает в Боснии и Герцеговине не лучшие времена, и об экспорте табака давно уже даже не мечтают. Во-вторых, «флор» из-за его дороговизны не слишком популярен, и его производят очень мало, обычно, под заказ.

Фотогалерея

Прекрасное

В поисках информации о «сталинских» папиросах я несколько раз набредала на цитирование Владимира Маяковского:

Любым папиросам
даст фор
«Герцеговина флор».

В первоисточнике обнаружилось ещё несколько шедевров. Наслаждайтесь:

Разрешаются все
мировые вопросы, –
лучшее в жизни –
«Посольские»
папиросы.

Папиросы «Рекорд»
не по названью, а в жизни
рекорд вкуса,
рекорд дешевизны.

Кури «Максул»,
не выпуская из рук.
20 копеек
25 штук.

Интересно, как бы Роскомнадзор отреагировал на такие рекламные заявления:

«Прима».
Выкуришь 25 штук –
совершенно безвредно:
фильтрующий мундштук.

Даже дети, расставшись с соскою,
курят
«Посольскую».

И едва слышный антитабачный призыв:

Лучше не курить!
Но если курить,
так «Араби».

Папиросы Герцеговина Флор

Папироса стала символом целой эпохи. За всю свою советскую историю фабрики производили многочисленные марки папирос: «Прима», «Дюшес», «Кино», «Ленинград», «Наша марка», «Столичные», «Палехский баян», «Тройка», «Футбол», «Север» и «Аврора». Однако наиболее популярными были, конечно же, «Беломорканал», «Казбек», «Друг» и «Герцеговина флор».

Папиросная популярность

Советская власть, победив старый мир, взяла от него всю табачную индустрию, производившую в отличие от западной не сигареты, а папиросы. Это было хорошо для потребителя, так как сигареты в то время еще не снабжались фильтром и были вреднее папирос, длинные мундштуки которых охлаждали табачный дым и задерживали часть никотина и смолы.

О долгой жизни и популярности папирос можно судить хотя бы по словам «папиросная бумага», которые и теперь всем понятны. Именно в такую, полупрозрачную бумагу, вкладывался табачный «заряд» папирос. Эта бумага мгновенно сгорала, почти не оставляя после себя вредной смолы.

«Ракета» – для каждого шкета»

В 40-х годах, после войны, советская табачная отрасль, входившая почему-то в состав пищевой промышленности, выпускала папиросы «Прибой», «Норд» (после начала «холодной войны» с Западом их переименовали в «Север»), а также «Красная Звезда», «Спорт» и «Ракета». Последние были самыми дешевыми (1 рубль за пачку), и про них пренебрежительно говорили: «Ракета» – для каждого шкета». Наилучшей по качеству из простых, круглых советских сигарет без фильтра долгое время была «Прима», пачка которой до 1961 года стоила 1 рубль 40 копеек, а после – 14 копеек.

Дорогими считались папиросы «Беломорканал» по 2 рубля 20 копеек, а самыми шикарными – «Казбек» – по 3 рубля, на плотной коробке был изображен всадник на фоне двуглавой заснеженной горы.

«Герцеговина флор» – запах начальников

Говорят, что Сталин курил только папиросы «Герцеговина флор», которые делались для него по спецзаказу. Их он разламывал и набивал табаком трубку. В пепельнице «вождя народов» всегда лежало несколько выпотрошенных папирос.

В довоенные годы «Герцеговину» делали на фабрике «Петро». Там действовала даже специальная закрытая лаборатория.

В годы войны изготовление папирос «Герцеговина» для Сталина было перенесено куда-то на юг СССР. Есть сведения, что это же предприятие производило и крепкий алкоголь весьма высокого качества под тем же названием и пили его только избранные.

Махорочка

Ну а для самых неимущих советская промышленность выпускала махорку. На махорку шел не листовой табак, а третьесортный хлам – измельченные стебли. Это было самое дешевое и самое крепкое курево, которое использовалось в свернутых из клочка газеты самокрутках. Затянувшись такой «цигаркой», курильщик хрипел, крякал и изрекал: «Эх, крепка советская власть!»

Махоркой снабжала почти весь Союз махорочная фабрика в Витебске, которая работала с царских времен и была закрыта лет 30 тому назад. Фабрика поставляла торговле расфасованную в бумажные пакетики махорку по 7 копеек за пачку. Правда, покупателями ее, как уже было сказано, являлись только самые неимущие (колхозники, например) и домашние хозяйки, травившие махоркой платяную моль.

Дипломатические советы

Пожалуй, ни одна другая марка исконных советских папирос не была окутана таким флером легенд, как «Беломор».

«Беломор» – не просто папиросы. Это раритет. Даже в учебниках по дипломатическому этикету, в которых моделировалась правильная манера бесед с иностранцами, в качестве примера приводились типовые объяснения, отчего это у наших папирос, в частности у «Беломора», такой длинный бумажный мундштук. Бестолковому гостю следовало рассказать, что зимы у нас холодные, курить приходится в перчатках, а потому длинная гильза позволяет удобно держать папиросину.

Бекасик и бычок

Пачки «Беломора» были цвета «блю-жандарм», и по заказу ОГПУ на них изображалась трасса Беломоро-Балтийского канала им. Сталина, где, к умилению Максима Горького, «черти драповые», то есть доблестные чекисты, перевоспитывали «отбросы социалистического общества», среди которых были филолог Лихачев и театральный режиссер Игорь Терентьев.

Читать еще:  Сигареты R1

К «Беломору» затем прилепилось название «БК». Вскоре, по созвучию, папиросы стали называть «бекас», и тут же родилось словосочетание «стрелять бекасов», то есть просить покурить. До этого «стрелять» на уголовном жаргоне значило «просить милостыню», а после «Беломорканала» слово вошло в просторечную лексику именно со значением «просить закурить».

В конце концов «быком» стали называть целую папиросу, а «бычком» – окурок.

Кстати, диаметр советских папирос был как раз таким, чтобы в случае необходимости на тех же станках запустить выпуск патронов. Поэтому все табачные фабрики числились стратегическими объектами.

Престижный «Казбек»

И все же самой узнаваемой для людей старшего поколения стала пачка папирос «Казбек». Гурманы говорят, что у папирос «Казбек» был приятный кисловатый привкус. Если «Беломор» самим названием связан с историей нашего государства, то папиросы «Казбек» ассоциировались со свободной жизнью. Но картинка, как часто бывает, обманчива. И та, и другая пачки, как ни странно, связаны с одним человеком – «отцом всех народов» Сталиным. Автор дизайна пачки папирос «Казбек» – художник Роберт Грабе – в тридцатые годы создал рисунок, напоминавший Сталину о его родине. Инициатива создания папирос исходила от работников «Табактреста». Понятно, что эта «добровольная» инициатива принудительно корректировалась работниками НКВД. Ребята угодили, ибо сам Сталин одобрил папиросы и утвердил рисунок на пачке. После его одобрения папиросы вошли в число наиболее престижных.

Золотой «Друг»

Самой красивой в СССР была пачка папирос «Палехский баян», стилизованная под палехскую лаковую шкатулку.

В начале 60-х годов лидер страны Никита Хрущев поставил задачу украсить быт, и для охочих пофорсить выпустили еще одни дорогие сигареты – «Друг» – с мордой овчарки на коробке и «золотым» ободком на конце мундштука.

Первыми отечественными сигаретами стали «Краснопресненские», а первыми сигарами – «Погарские», которые крутили на заводе в городе Погаре Брянской области. Сигары продавались как в пачках, так и в розницу. Были они крепкими, дорогими и неприятными по вкусу и запаху, отчего быстро ушли с рынка.

Курить – здоровью вредить

Эта фраза вошла в обиход советского человека не ранее 70-х годов прошлого века. В предыдущее же время курение скорее поощрялось. В 20-30-х годах табаком увлекались все – от вождей до разнорабочих. «Нам остаются от старого мира только папиросы «Ира», – остроумно подрабатывал на моссельпромовской рекламе поэт Маяковский, курильщик с многолетним стажем.

Даже в 60-е годы прошлого века курить разрешалось почти везде – в ресторанах, на вокзалах, в поездах (были вагоны и купе для курящих), даже, как ни странно, в самолетах. Самые невоздержанные ухитрялись курить «в рукав» и во время киносеанса.

Много курили в служебных кабинетах и заводских цехах.

Даже начинающий актер с окладом в 600 рублей (1958 год) мог позволить себе ежедневную пачку «Беломора» по 2 рубля 20 копеек. А после 1961 года, когда хрущевская денежная реформа превратила 600 рублей в 60, а 2 рубля 20 копеек в 22 копейки, доступность табачных изделий сохранилась. Конечно, стоило подумать, что лучше купить за 22 копейки: пачку «Беломора» или буханку хлеба и кило картошки. Ясно, что курильщики выбирали табак.

Для тех, кому за…

Теперь же памятные пачки «Беломора», по которым многие из нас изучали когда-то первые азы географии, ушли в историю. А вместе с ними – и другие дешевые сигареты без фильтра с теперь уже легендарными названиями вроде «Ватры» и «Примы». Оно и понятно – «Беломор», «Астру» и «Приму» в основном покупали те, «кому за…». Для них эти марки были частью собственной жизни. Хотя и не всегда, может быть, веселой.

Для молодежи «народные» папиросы в лучшем случае – советская экзотика.

За последние лет тридцать папиросы почти исчезли из продажи. Зато сигарет стало – завались. Так что очень может быть, что, поминая русскую папироску, вы закурите не наш «Беломор», а американскую сигарету.

СПРАВКА:

История папирос берет свое начало в России, ведь придуманы они были именно здесь. Первое упоминание о папиросах встречается 29 апреля 1844 года.

Изначально папиросы делались вручную, до тех пор пока русский инженер Семенов не изобрел гильзонабивную машину. Примерно тогда же был придуман так называемый шовчик Мендельсона — по имени изобретателя. Края тончайшей папиросной бумаги соединялись запрессовкой специальными зубчатыми колесиками.

Сигареты

Если говорить о разнообразии марок сигарет, то только отечественных было более 50-ти — марок. Кроме того, неплохо снабжали сигаретами страны соц.лагеря — Болгария, Куба, Молдавия и т.д.

Доставалось и от дружественных азиатских государств — Китая, Вьетнама и Кореи. К примеру, вьетнамские сигареты за отвратительный вкус были прозваны ‘портянками Хо Ши Мина’ в честь первого президента Демократической Республики Вьетнам.

Впрочем, сигаретам не только придумывали грубовато-забавные лозунги — они становились частью уличных легенд.

Советские табачные фабрики маркировали свой продукт по классам, в зависимости от качества табака и его крепости (от первого до седьмого). Но потребители свой выбор (если он был) основывали не на обозначении класса, а на том, какой завод выпустил продукцию и какова, собственно, сама пачка — твердая или мягкая.

Подавляющее большинство курильщиков были уверены, что из сигарет одной марки лучше те, что запечатаны в жесткой картонной пачке, чем в мягкой бумажной.

Чем знамениты папиросы «Герцеговина Флор» и почему они так названы

Курить, безусловно, вредно. Эта дурная привычка мешает и самому ее приверженцу, и окружающим его людям. Тем не менее, многие люди страдают неудержимой тягой к поглощению табачного дыма, избавиться от которой довольно трудно. Некоторые предпринимают попытки бросить курить, а в дальнейшем на основе полученного опыта утверждают, подобно Марку Твену, что это совсем несложно, и сами они проделывали это многократно.

Табачная отрасль – составная часть пищевой промышленности и агропромышленного комплекса многих стран. Производители обычно дорожат торговыми марками, известными потребителю много десятилетий. Одна из них, «Герцеговина Флор», родилась в царской России, пережила революции, две мировые войны, эпохи Сталина, Хрущева, Брежнева, еще трех генсеков, распад СССР и существует по сей день. Ее история тесно связана с летописью всей страны.

Фабрика Габая

Эта история могла бы стать иллюстрацией теории об огромных возможностях, которые дает капиталистическая свобода предпринимательства. После войн с Турцией Россия обогатилась новым этносом, а именно караимским народом, представители которого традиционно занимались продажей табака. Крымчанин Самуил Габай, заручившись финансовой поддержкой харьковского купца Авраама Капона, создал во второй половине XIX века в Москве предприятие. На обычном посредничестве этот энергичный человек не остановился, и инвестировал прибыль в развитие своего детища. Папиросы в то время в России только входили в моду, и в 1883 году Габай начал их производство. Для успешной конкуренции требовалась какая-то коммерческая «фишка», и хозяин «Товарищества табачной фабрики С. Габай» нашел ее. Он стал завозить душистое сырье с экзотического индонезийского острова Ява. Продукция действительно отличалась тонким ароматом, и дело пошло. К началу нового века Самуил Габай был собственником уже двух производственных корпусов, он сменил торговую марку, назвав ее в честь своих самых популярных папирос «Ява». Казалось, коммерческий успех достигнут, можно почивать на лаврах.

Читать еще:  Сигареты Milano

Но капиталистическая система требует постоянного развития, и в начале второго десятилетия XX века в ассортименте «Явы» появился новый товар – папиросы «Герцеговина Флор».

Душистый табачок

Как и в случае с «Явой», Самуил Габай сделал верный маркетинговый ход. Он назвал новую марку папирос в честь местности происхождения табака, которым он набивал свою продукцию. Но в данном случае бренд соответствовал не только географическому расположению сырьевых плантаций. На Балканах, а именно в Герцеговине, произрастал особый ароматный сорт с насыщенным букетом (если о таковом вообще можно говорить применительно к удушливому дыму). Фактически торговая марка соответствовала ботаническому названию растения Herzegovina Flor (Герцеговина Флор), и сегодня семена этого табака представлены на профильном рынке. Каждый желающий может их приобрести и попробовать вырастить на своем дачном участке такой самосад. Следует, правда, учитывать особенности климата и почвы, иначе все было бы очень просто. В России подобающие условия есть только в Краснодарском крае, где охотно растут и вирджинские сорта.

Новые времена

В 1917 году произошли события, после которых маркетинговые изыскания надолго утратили всякий смысл. Однако на смену суровому военному коммунизму, в конце концов, пришло некоторое послабление в виде Новой экономической политики. В двадцатые годы даже возникла надобность в рекламе, и великий пролетарский поэт, а по совместительству и автор звонких слоганов Владимир Маяковский даже посвятил папиросам «Герцеговина Флор» пару своих гениальных слов, рифмуя с названием ТМ девиз «даст фор». В том смысле, что далеко до них всем остальным. Возможно, что и сам он курил эту марку.

О папиросах вообще

В годы лихолетий, которыми так богата история нашей страны XX века, табачные изделия в своем большинстве становились дефицитом. Относительное исключение составляла махорка, входившая в солдатский паек. Папиросы «Беломорканал» считались классом ниже, чем «Тройка» или «Герцеговина Флор», табак был попроще, и пачка куда скромнее, но и эта немудреная продукция советского пищепрома во время войны была доступна далеко не всем. Различалось и качество папирос, выпускаемых согласно ГОСТам на многих фабриках СССР. Например, ленинградский «Беломор» считался лучшим в стране, в Одессе производились знаменитые «Сальве» с ватным фильтром в мундштуке (тоже старорежимная марка). В первые послевоенные годы некоторые виды табачных изделий считались товаром элитным, их даже продавали в Торгсинах.

После Победы из Германии по репарации было вывезено оборудование для производства овальных сигарет без фильтра, некоторые из которых выпускаются и сегодня («Полет», «Норд», «Север», Прибой», «Прима», на Украине «Ватра», «Прилуки» и др.). Их положено курить через мундштук, но можно и так, только часто приходится сплевывать табачную крошку. Но большинство высокопоставленных партийных работников предпочитало, в подражание вождю, папиросы «Герцеговина Флор». Сигареты массово захватили советский табачный рынок позже, когда их снабдили фильтром.

Что курил Сталин

С легкой руки советских кинорежиссеров в массовом сознании укоренилась картина: И. В. Сталин открывает пачку папирос «Герцеговина Флор», достает одну, сминает гильзу, а высыпавшимся табаком набивает свою трубку. Возможно, пару раз он так и делал, но, скорее всего, нечасто. Дело в том, что для трубки нужен табак особый, крупной нарезки, иначе он либо очень быстро сгорит, либо вскоре потухнет. У советского вождя была возможность курить табак любого сорта (например, «Принц Альберт» или «Эджворт»), и что-то изобретать ему нужды не было. А папиросы он курил и так, самым обычным образом, хроника донесла до современников эти исторические моменты. Следует отметить, что специальных цехов, выпускающих продукты для Кремля, тогда почти не было, другое дело, что закупки производились особым отделом правительственной охраны. А вот то, что «Герцеговина Флор» были любимыми папиросами И. В. Сталина, действительно правда.

«Герцеговина» сегодня

Такая знаменитая (в основном благодаря фильмам о Сталине) марка папирос не могла просто так кануть в Лету. Произведенные на «Моршанской табачной фабрике» современные изделия характеризуются очень неплохим качеством, хотя в плане рецептуры имеют мало общего с прототипом. Балканский табак для них не поставляется, используются другие сорта, приятные для курильщиков, но аромат, по признанию знатоков, уже не тот. Под этой маркой производились и обычные сигареты с фильтром, но это новшество как-то не прижилось.

От папироски Ленина до сигареты Брежнева

Каждое общество имеет свои традиции, в том числе и основанные на привычках и примерах государственных лидеров, особенно харизматичных и долго находящихся у власти. А в СССР с 1922 (когда Сталин стал генсеком) по 1982 (смерть Брежнева ) из 60 лет 52 года у власти были активно курящие люди.

ПОЧЕМУ ЛЕНИН БРОСИЛ КУРИТЬ

Вождь мирового пролетариата Владимир Ульянов ( Ленин ), как свидетельствуют некоторые воспоминания, в свое время курил. Было это, как утверждают авторы, примерно в 1887 году. Считается, что он быстро начал курить и быстро бросил, а потом даже рассуждал о вреде курения. Курсант первых Кремлевских пулеметных курсов Федор Солодов вспоминал о легендарном субботнике 1 мая 1920 года, том самом, на котором Ильич нес бревно:

– Как-то во время отдыха все сели на бревно. Сел с нами и Владимир Ильич. Мы закурили. Ильич посмотрел на нас и сказал: «Ну что вы в этом куреве находите хорошего? Ведь табак – это яд. Он разрушает ваше здоровье». А мы, в свою очередь, спросили его: «А вы, Владимир Ильич, когда-нибудь курили?» – «Да, в юношеские годы как-то закурил, но бросил и больше этим не занимался».

СТАЛИН: ОТ ТРУБКИ ДО СИГАР

А вот преемник Ленина на посту главы Коммунистической партии и Советского государства Иосиф Виссарионович Сталин курил почти пятьдесят лет и нисколько этого не стеснялся. В советских фильмах и большинстве литературных произведений, как правило, появляется только один типаж курящего Сталина – с трубкой, причем обязательно набитой табаком « Герцеговина Флор». По мнению многих авторов, «вождь народов» либо вытряхивал в трубку табак из папирос, либо просто разламывал их, высыпая содержимое в трубку.

На самом деле генсек курил не только трубку, набитую табаком из папирос, но и просто табак из пачек, папиросы – как наши, так и болгарские, а также гаванские сигары.

Что касается табака, то любимыми у «вождя народов» были американские сорта, например Edgewood Sliced. Лидер компартии Болгарии Георгий Димитров в 1936 году привез упаковку этого табака в подарок вождю из Америки . Тот обрадовался подарку, но посетовал, что «не знает, сколько еще врачи разрешат курить ему трубку».

На ставшем классическим снимке 1936 года Сталин с трубкой, которую «вождь народов» любил больше всех иных курительных приспособлений.

Валентин Бережков , известный советский дипломат и один из переводчиков Сталина, вспоминал о том, что «вождь народов» уже не курил трубку во время Тегеранской конференции в 1943 году:

«Он был в маршальской форме, но, как и всегда, неряшлив: в мятых брюках и в своих неизменных кавказских мягких сапогах. Курил не трубку (врачи ему запретили), а папиросы «Герцеговина Флор».

В пожилом возрасте врачи действительно не рекомендовали Сталину курить, но он к этим рекомендациям не всегда прислушивался. В семейном архиве А. Н. Шефова, одного из авторов книги «Ближняя дача Сталина», есть фрагмент записи его беседы с комендантом дачи в Волынском И. М. Орловым . Тот рассказывал об окне Малой столовой, выходившем на южную веранду дачи:

Читать еще:  Сигареты Cartel

«У этого окна внизу, в правой стороне, была форточка. В последние годы Сталин по давней привычке открывал ее, брал со столика папиросы и курил, а пепел стряхивал в форточку, а не в пепельницу, так как в это время врачи уже запретили ему курить. Дежурные офицеры постоянно находили табачный пепел в окне: дело в том, что за форточкой была прикреплена сетка от насекомых. О своих находках сотрудники охраны сообщали Сталину, показывая, что пепел остался на подоконнике. «Виноват,- отвечал тот, – следующий раз буду аккуратней».

В историческом путеводителе «Ближняя дача Сталина» рассказывается о том, каков был арсенал Сталина-курильщика, находившийся в Малой столовой:

– Чаще всего он располагался у ближнего к входной двери левого угла стола. У того места, где сидел Хозяин, выкладывали остро отточенные цветные карандаши (обычно 14 штук) и блокноты. Здесь же – коробки советских папирос «Герцеговина Флор» и болгарских «Люкс», гаванские сигары, трубочистки, спички.

Гаванские сигары, как считают некоторые авторы, Сталин разламывал на три части, крошил пальцами и набивал табаком трубку. Пепельницы, трубки, папиросы, сигары и пачки табака были во всех помещениях, даже на втором этаже дачи, куда Сталин поднимался крайне редко. Аксессуары курильщика присутствовали даже на городошной площадке, не говоря уж о бильярдной и бане. А бросил курить Сталин за три с половиной месяца до смерти, что, впрочем, на пользу ему не пошло…

ПОСЛЕДНИМ КУРЯЩИМ ГЕНСЕКОМ БЫЛ БРЕЖНЕВ

Никита Сергеевич Хрущев , сменивший Сталина на посту руководителя страны и компартии, никакими особыми «заслугами» в отношении курения не отметился. Сам не курил, а на то, как это делают другие, смотрел сквозь пальцы. Иногда, как вспоминал Алексей Алексеевич Сальников, работавший в его охране, гонял курильщиков, но без фанатизма. А вот «первый маршал» Климент Ефремович Ворошилов был настоящим ненавистником курения. Рассказывают, что в детстве он поспорил, «кто больше выкурит», и потерял сознание. Охранник Ворошилова Виктор Кузовлев вспоминал:

– Ворошилов не был капризным, никогда не выкидывал «номера» (типа незаметно скрыться от телохранителя). Единственное – терпеть не мог курящих. Помню, как-то во время лыжной прогулки встретили парня с папиросой во рту (житель близлежащей деревни). Ворошилов остановил его, вынул у него изо рта папироску и бросил ее в снег, пристыдив: «Как же вы, молодой человек, идете на лыжах и курите…»

Фанатичным ненавистником курения был «серый кардинал» ЦК КПСС Михаил Андреевич Суслов . Его побаивался даже заядлый курильщик генеральный секретарь ЦК Леонид Ильич Брежнев. Когда в его кабинет должен был зайти Суслов, по воспоминаниям охранников, он немедленно тушил сигарету и приказывал проветрить помещение: «Миша не любит, когда накурено!» Даже во время просмотра хоккейных матчей, когда «перекурить» в перерыве было для членов политбюро во главе с генсеком чем-то вроде ритуала, в присутствии Суслова даже пепельницы убирали.

Зять генерального секретаря Юрий Михайлович Чурбанов еще в конце девяностых рассказывал мне о том, что и как курил Брежнев:

– Леонид Ильич курил довольно давно, наверное, еще с войны. В те годы, когда я познакомился с ним, он курил два вида сигарет: «Новость» и «Краснопресненские», больше, конечно, «Новость». А когда ему врачи запрещали курить, он стрелял сигареты у охранников, соратников, у близких. Как-то раз я был с ним в « Лужниках » на хоккее, и он в перерыве спрашивает меня: «Юра, у тебя сигареты есть?» Я говорю: «Да, Леонид Ильич». Он: «Дай-ка закурить мне». Я, конечно, достал пачку (курил я в то время « Кент »), даю ему. Он взял сигарету, я зажигалкой щелкнул, прикурить ему дал. Он затянулся и говорит: «Ты Юра, не кури эти сигареты…» Может быть, ему вкус не понравился, может быть, слишком легкие для него были. С тех пор я носил в одном кармане свои сигареты, в другом – «Столичные» для тестя. Он их стрелял с удовольствием…»

. а вот «дорогой» Леонид Ильич Брежнев предпочитал сигареты, причем исключительно отечественные (фото 1973 года).

Виктор Суходрев, много лет бывший личным переводчиком Брежнева, рассказывал, что, когда врачи стали запрещать тому курить, он поначалу решил ограничить ежедневную норму. И тогда в одном из технических подразделений КГБ ему изготовили красивый темно-зеленый портсигар с таймером и блокировкой. После того как он брал сигарету, следующую портсигар «разрешал» ему только через 45 минут.

А когда Брежнев все-таки отказался от курения, он просил постоянно находившихся рядом с ним охранников «обкуривать его». Владимир Медведев , заместитель начальника личной охраны генерального, вспоминал:

– Даже когда проводил политбюро, просил:

– Посиди рядом, покури.

Конечно, не всем членам политбюро – старикам – это нравилось, были ведь и некурящие, но возразить никто не смел…

А вот на каких-нибудь армейских совещаниях или партийно-хозяйственных активах картина выглядела потрясающе. Местное партийное начальство сидит, все чинно-благородно, а мы, охрана, в присутствии генерального, прямо за его спиной дымим, смолим….

Не изменял Брежнев своим привычкам и во время встреч с зарубежными лидерами. Виктор Суходрев в своих мемуарах писал, что генсек во время переговоров вдруг начинал беспокоиться, смотрел на рядом сидящих некурящих министра иностранных дел Громыко и помощника Александрова -Агентова, а потом обращался к Суходреву:

– Витя, но ты же куришь! Ты закури, пожалуйста!

Я закуривал, но, естественно, старался выпускать дым в сторону от него. Тогда Брежнев снова просил:

– Ну не так же! На меня дым.

Картина была сюрреалистическая: на переговорах сидит во главе стола переводчик, нагло закуривает, да еще и дым пускает в лицо руководителю своей страны.

А что же после Брежнева? Андропов не курил, Черненко , в тот год, когда он возглавлял партию и был первым лицом государства, был тяжело болен и ему было не до того. Горбачев тоже курильщиком не был, равно как и первый Президент России Борис Ельцин . А Владимир Путин даже прославился тем, что прошел современный медицинский тест, показавший, что он не курит. И, кстати, поднял вопрос о курильщиках в составе правительства. Однажды он поинтересовался, кто из членов его правительства курит, и сказал следующую фразу:

– Как вы будете бороться? Личным примером надо бороться! А вы что смеетесь? Вы тоже курите, вам тоже надо бросать. Пожалуйста.

Как тут не вспомнить ставший уже классикой анекдот о встрече премьер-министров России и Японии :

Японский премьер спрашивает Путина:

– А что вы скажете насчет Курил?

Путин, ни на секунду не задумываясь, ответил:

– Я, знаете ли, не курил, да и вам не советую. Здоровее будете…

При подготовке материала использованы воспоминания сотрудников 9-го управления КГБ, Юрия Чурбанова , книги Виктора Суходрева «Язык мой – друг мой. От Хрущева до Горбачева», рассказ Федора Солодова «На субботнике» из книги «Детям о Владимире Ильиче Ленине», воспоминания Светланы Аллилуевой «Двадцать писем к другу», книга Сергея Девятова , Александра Шефова, Юрия Юрьева «Ближняя дача Сталина», материалы журнала «Антиквариат» (№№ 1 – 2 за 2003 г.)

Еще больше материалов по теме: «Жизнь советских вождей»

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector